Главная страница  Новости 

 

Жаростойкость пожарных проявилась и в спорте. сильнейшей волейбольной командой пожарных в миассе стала сборная пч № 26. Об этом предупреждали ("Дым над славным морем"). Но кто у нас слушает предупреждения?..

 

Иркутск – в дыму. Старожилы не помнят столь сильного задымления из-за лесных пожаров. Впрочем, старожилы вообще ничего не помнят: леса вокруг Иркутска горят постоянно, но чтобы так сильно и так рано – такого действительно еще не бывало.

 

В чем причина? Кто поджигает и кто не тушит?

 

Фразу, вынесенную в заголовок, произнесла наша знакомая женщина-эколог в ответ на вопрос о причинах столь раннего пожарного сезона. Выслушав подробности, в оценке нельзя было не согласиться.

 

Если в первом тезисе есть некое мизерное зерно истины – действительно, зола представляет собой слабое и малоэффективное азотное удобрение – то насчет вредителей сельхозники крупно заблуждаются: к времени первого пала (когда только-только сошел снег) все насекомые еще сидят в земле, на глубине 10-20 сантиметров, и огонь им глубоко до лампочки. А сейчас, когда в разгаре посевная-посадочная, – они, гады, уже перебрались на деревья, под кору, и выжечь их можно только вместе с лесом... Зато уцелевшие вредители полей и огородов будут безмерно благодарны поджигателем за уничтожение своих врагов - пауков, муравьев и прочих наездников, которые как раз прятаться и не умеют.

 

В первую очередь поджигают (и всегда поджигали) так называемые "сельхозники" – то есть многочисленные дачники, фермеры, уцелевшие колхозы и просто горожане, сажающие картошку. Дело в том, что в народе существует сильная убежденность в том, что пал старой сухой травы чрезвычайно удобряет землю и при этом полностью уничтожает всех вредителей.

 

На нормальное строительство денег у среднего класса, однако, не хватает – равно как не хватает и ответственности. Впрочем, с ответственностью у этой человеческой прослойки всегда было проблематично, иначе у нас не было бы всенародно избранного чуингама в правительстве, а были бы баррикады на улицах. Но не суть. А суть в том, что средний класс кинулся скупать по дешевке растущие в цене участки леса и самостоятельно их корчевать. Лучший же способ корчевки, с точки зрения этих представителей прямоходящих – пал. Следить, однако, за пущенным палом с ведрами воды в руках до тех пор, пока он не закончится, эти люди считают ниже своего достоинства – в самом деле, не глотать же едкий дым...

 

За резкое усиление лесных пожаров, однако, необходимо вынести личную благодарность с занесением господину Путину, во время правления которого, как бы ни морщились разного рода либералы, жить действительно стало лучше и веселее – само собой, за счет никак не зависящего от Путина роста цен на нефть. Правда, хорошо стало не всем – но так называемые средний класс наконец-то обрел не только вожделенные дензнаки (которые тут же начали стремительно обесцениваться), но и некоторую уверенность в будущем. И массово кинулся в малоэтажное строительство – как в средство вложения выросших зарплат, так и чисто для самоудовлетворения, чего средний класс был лишен все девяностые годы, не говоря уже о советском периоде. Действительно, боязнь собственной тени при созерцании по телевизору штурма Белого дома или многочисленных "Ментов" мало способствовали спокойствию и удовлетворению.

 

Большинство же автовладельцев особо не мудрят и выезжают в дачные перелески на расстоянии двадцати минут езда от Иркутска. Благо природа позволяет, а вкус шашлыка и воздействие водки от места их поглощения особо не меняется. Тушить за собой костры и заливать самодельные мангалы эти люди тоже считают ниже своего достоинства.

 

Не менее значим "вклад" и многочисленных владельцев автотранспорта, из-за которого, в частности, в Иркутске стало просто невозможно проехать. Иркутск стремительно приближается к голубой мечте советского человека – авто в каждый дом. Само собой, отдельная благодарность за это – японским свалкам. Однако просто так кататься по городу, возя себя, любимого, некошерно. Гораздо интереснее рвануть на выходные на природу... и рвут. Сотнями. Тысячами. Десятками тысяч. Летом прошлого года довелось наблюдать невероятную еще пять лет назад картину: все южное побережье полуострова Святой нос, до тех пор, пока можно проехать хотя бы на двух колесах, было усеяно автомобилями и палатками. На расстоянии вытянутой руки друг от друга. Автостоянка на реке Снежной начинается в 5-6 километрах от турбазы. Что творится в Ершах – может понаблюдать каждый.

 

Однако проблема – не только в глазах и даже не в мозжечке. Существуют ведь структуры, святой обязанностью которых является если не предупредить пожар, то хотя бы не допустить его распространения, а буде таковое все-таки произойдет – примерно наказать виновных, дабы другим неповадно стало. Существуют... на бумаге. С одной стороны, за сохранность леса вроде бы отвечает целый ряд структур, начиная от Минрегионразвития и заканчивая разного рода лесными службами. У которых, само собой, на содержание штата пожарных, равно как и на вертолеты-вездеходы, денег нет. Вернее, какие-то деньги есть – но леса горят всего четыре месяца в году, а кушать хочется всегда, и держать без работы восемь месяцев целую армию пожарных не поднимется рука ни у одного экономиста. Даже у самого бездарного. А придумать что-то более рациональное, при многолетней-то "реформе лесной отрасли", сопровождающейся "земельной реформой" и прочими новациями, кадровой чехардой с массовыми сокращениям "низового звена" и ростом в разы звена "управляющего"... Да при неразберихе с формами собственности... Ну, это, вероятно, сможет только гений. Уровня, к примеру, К.Маркса.

 

Таким образом получается, что во мгле, повисшей над Иркутском, виноваты мы сами. Это мы должны посмотреть в зеркало и увидеть глаза того самого идиота, о котором говорила эколог...

 

Но МЧС тоже деньги считать умеет, и вопрос о четырех месяцах в году у этого ведомства тоже в голове крутится. Это ведь совсем разные вещи: одно дело – вбахать миллиарды в так называемую "базу на Байкале", являющуюся привелегированным домом отдыха для высокопоставленных чиновников, или, например, "спрямить" Байкальский тракт в районе Большой речки, чтобы прямо из окна спецбазы был виден Хамар-Дабан, и совсем другое – потушить десяток... ой, простите, уже, видимо, сотен пожаров, бушующих по области. За первое МЧС получит благодарность от растроганных чиновников, за второе – пожалуй, что и ничего. Ибо за выполнение своих прямых обязанностей орденов не дают. Как ни странно, даже в путинско-медведевской России. И вообще – не пошлешь же тушить пожары офицерский состав МВД? А набор и обучение "низового звена" в среднеспециальных учебных учреждениях – это так непрестижно... Вот и имеется теперь в Иркутске вместо той самой, увековеченной народным названием транспортной остановки "пожарки" престижный институт – выпускающий тех самых "верхнезвенных" специалистов, которые воров не ловят, пожаров не тушат, но размножаются с завидным упорством.

 

С другой стороны, есть МЧС. То есть есть-то оно ест, но толку от него в данном вопросе – ни на грош. МЧС почему-то очень не любит тему лесных пожаров – возможно, потому, что ситуация как бы есть, а особой чрезвычайности, позволяющей министру покрасоваться перед телекамерами, как-то не наблюдается. Конечно, когда господину Шойгу стукнуло объединить под крылом своей службы эпидемиологов, "скорую" и пожарную охрану, думал он вовсе не о пожарах, а о том, что при большом строительстве метр не кривизна, а при большом бюджете – соответственно, большие утруски и усушки. Однако, как ни крути, а хвост сзади, и пожары в лесу тоже проходят по пожарному ведомству, и тушить их все-таки надо бы МЧС.

 

Что же из этого следует? А ничего не следует. Ни предупреждать пожары, ни тушить их всерьез никто и не собирается. А, следовательно, с каждым годом будет все хуже – все раньше будут начинаться пожары и все сильнее затягивать небо дымом. Будут "вылетать в аэродинамическую трубу" гектары леса, уничтожаться сотни обитателей "Красной книги", окрестные леса и луга вместо "кукушкиных сапожек" и брусничников заполнятся осотом и пыреем – потому что их размножение зависит не от сгорающих вместе с верхними слоями почвы клубнями и семенами, а от мощной глубокой корневой системы. Вместо кукушек, поползней, синиц, куропаток эти леса будут наполняться красавицами-воронами. Остатки недогоревших по склонам сосен-лиственниц будет со вкусом доедать шелкопряд. И на гарях, утыканных черными искореженными остовами берез, рябин и сосенок, в двух метрах от свежеустроенных свалок, будут жарить шашлычки толпы "культурно отдыхающих граждан"...

 

Ну, так может хоть с наказанием виновных дела обстоят неплохо? Вон, 17 уголовных дел заведено на поджигателей, да почти полсотни – административных; посты на дорогах, штрафы... Выявлено, что из почти 600 лесных поселков пожарная охрана есть только чуть больше, чем в 200... И что? А ничего. Добровольных пожарных дружин в поселках все меньше, вот же незадача. Водонапорных башен в половине поселков и садоводств нет, тушить нечем. Предписания выписаны, ответственных обязали исправлять положение, и – все. Кто ответил за то, что нет пожарной охраны? Кто – за отсутствие воды? Никто. Поджигатели сухой травы – устроители "сельхозпалов" – отделываются аж 3 "штуками деревянных"! Администратор турбазы, по вине которого возник пожар в Бугульдейском лесничестве – ответил перед законом полутора тысячами рублей! Ух, как страшно!..

 

Как рассказал старший инспектор по боевой и физической подготовке миасского отряда противопожарной службы ОГПС-5 Алексей Митюнин, волейбольные баталии проходили в два этапа. Сначала лучших определили в каждой части, а сегодня они встретились для подведения окончательных результатов.

 

Жаростойкость продемонстрировали миасские пожарные, проведя соревнования по волейболу при 30-градусной жаре на самом солнцепеке. Игры в рамках ежегодной спартакиады состоялись сегодня, 25 июля, на площадке возле пожарной части № 1 Титул сильнейших "красных" волейболистов разыграли несколько караулов из разных пожарных частей Миасса.

 


 

В калининграде будут работать морские спасатели. Первый день соревнований энергетиков выявил своих фаворитов. наиболее зрелищным для гостей соревнований стал восьмой этап конкурса . «тушение пожара углекислотным огнетушителем».. Новые изменения в трудовую книжку. С начала года ущерб жилому сектору приамурья от пожаров составил более 8 млн рублей. В питере взрыв балона убил пожарного.

 

Главная страница  Новости 

0.039