Главная страница  Новости 

 

Леса бурятии ждет огненный кошмар. в бурятии закрывается забайкальская база авиационной охраны лесов, сотни специалистов уволены. Во вторник в Гагаринском районном суде Москвы был оглашен приговор по делу о пожаре в Российском университете дружбы народов. Пожар в общежитии университета произошел в ночь на 24 ноября 2003 года и унес жизни 44 человек, еще 156 пострадали.

 

Гагаринский суд Москвы приговорил чиновников Университета дружбы народов, из-за которых сгорели 44 иностранных студента. Они получили сроки до 2 лет в колонии-поселении. Судья целый день читала приговор толщиной примерно в 7 сантиметров.

 

Среди них начальник хозяйственного управления РУДН Геннадий Ермолаев, проректор по административно-хозяйственной деятельности Евгений Куницын, главный инженер Аведик Царитов, главный механик университета Василий Зиновьев, заведующий общежитием № 6 Алексей Бисеров и пожарный инспектор ЮЗАО Павел Лонин.

 

На скамье подсудимых оказались шесть чиновников, ответственных за пожарную безопасность РУДН.

 

По версии прокуратуры, университетские чиновники вопреки всем нормам не оборудовали общежитие системами экстренного оповещения, не провели противопожарный инструктаж для студентов, не установили на двери черного хода специальный запор, чтобы была возможность открыть ее изнутри (вместо этого дверь была закрыта на ключ).

 

Чиновники администрации РУДН обвинялись по ч. 3 ст. 219 УК РФ – «Нарушение правил пожарной безопасности, повлекшее смерть двух и более лиц». Пожарный инспектор Павел Лонин проходил по ч. 2 ст. 293 УК РФ – «Халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека».

 

Кроме того, начальник общежития Бисеров лично не прошел по комнатам и не отобрал у студентов электронагревательные приборы, а водопроводчик Зиновьев не обеспечил правильной эксплуатации пожарного оборудования – в корпусе на верхних этажах из пожарных кранов текла тонкая струйка, а в ящиках рукава не были прикручены к кранам.

 

Также общежитие не было оборудовано автономным аварийным освещением и указателями направления эвакуации, на этажах отсутствовали спасательные устройства на 30 человек, обслуживающий персонал не получил индивидуальные фильтрационные средства для защиты органов дыхания, а стены и потолки коридоров и комнат были окрашены масляной краской вместо негорючей.

 

В первых строках приговора судья Ольга Зельдина признала всех подсудимых виновными.

 

Инспектор Лонин по итогам проверки 3–21 марта 2003 года все эти нарушения выявил, но не настоял на исполнении своего решения («легкомысленно рассчитывая на ненаступление вредных последствий», как сказано в заключении).

 

Зачтение приговора продолжалось до вечера: судья Ольга Зельдина должна была прочесть стопку бумаги, которая по объему приблизительно равна телефонному справочнику.

 

Согласно приговору, «подсудимые могли предотвратить случившееся, но ненадлежащим образом исполняли свою работу, что и привело к трагедии».

 

Самый большой срок, как и предполагалось, получил инспектор Лонина – его на два года отправят в колонию-поселение, несмотря на то, что прокурор просил суд приговорить его к 3 годам в колонии.

 

В итоге, уже после 18.00 сроки наказания подсудимым все-таки стали известны.

 

Кроме того, учитывая иски пострадавших, фигурантам дела придется заплатить 1 млн 300 тыс. моральной и материальной компенсации.

 

Евгений Куницын приговорен к 1,5 годам лишения свободы – также в колонии-поселении. Все остальные в заключении не будут: Бисеров приговорен к 2 годам 9 месяцам условно, а Ермолаев, Царитов и Зиновьев – к трем годам условно. Последний, кстати, был тут же амнистирован.

 

Борцов с лесными пожарами уволили

 

Долгое время авиабаза была эффективным орудием в борьбе с таежными пожарами. Компания проработала в республике более пятидесяти лет — искала и тушила лесные пожары. Если из-за отдаленности или бездорожья лесники не могут быстро добраться до пожара — значит, это дело для авиаохраны, забрасывавшей в очаг своих парашютистов, чтобы те встали на пути таежного огня и ликвидировали его. Теперь ликвидации подверглась сама база, а работники, настоящие профессионалы своего дела, выброшены на улицу. И это произошло практически накануне огненного сезона. Ситуация на самом деле взрывоопасная.

 

К моменту ликвидации служба авиаохраны насчитывала 496 человек. Триста с лишним сотрудников уже уволены. В последний день февраля с авиабазы будут уволены последние работники. Останется только ликвидационная комиссия из нескольких человек.

 

До последнего времени авиабаза являлась филиалом федерального государственного управления "Авиалесоохрана". С 1 января 2007 года авиабаза ликвидирована.

 

С этого момента полномочия по охране лесов находятся в ведении республиканских властей. Как будет поставлена авиаохрана лесов, сколько людей будет задействовано на этой нужной для Бурятии работе — эти и прочие вопросы теперь находятся в компетенции правительства республики. На республиканские власти ложится и вся ответственность за огненную ситуацию в тайге.

 

На прошлой неделе было подписано распоряжение о передаче имущества авиабазы из федерального в республиканское подчинение.

 

Однако то, в какой напряженной атмосфере идет ликвидация Забайкальской авиабазы и то, как республика принимает новые полномочия, вызывает сильную тревогу за таежное благополучие.

 

Наверное, в том, что ответственность за тайгу теперь возложена на республиканские власти, действительно нет чегото особенно плохого, как и нет ничего очень хорошего. Предполагается, что на авиалесоохрану будут приходить субвенции из федерального бюджета.

 

Часть сотрудников, уволенных по причине ликвидации авиабазы, будут на некоторое время приняты на работу в УланУдэнский лесхоз. В перспективе будет создано республиканское ГУ "Авиалесоохрана".

 

Среди работников упраздненной авиабазы царит уныние. Никто не знает, кого какая судьба ждет, не растащат ли имущество и технику. Несколько лет назад здесь работало до 400 парашютистов и десантников-пожарных. Сейчас их 280, но работники опасаются, что их станет еще меньше.

 

"Закон есть закон", — добавляет он, имея в виду новый Лесной кодекс России и переход по нему полномочий по охране леса в ведение Бурятии.

 

"Есть министерство природных ресурсов Бурятии, под ним — республиканское Агентство лесного хозяйства, а далее — ГУ "Бурятсельлес", ГУ лесхозы и ГУ "Авиалесоохрана". Когда создавались другие ГУ, ограничились только переименованием, у нас все гораздо сложнее. Очень тяжело реструктуризация идет", — говорит начальник Забайкальской базы авиационной охраны лесов Анатолий Нетронин.

 

"Сколько будет принято лесных пожарных в ГУ — большой вопрос, — говорит Анатолий Нетронин. — Это будет решать республиканское Агентство лесного хозяйства, исходя из тех средств, которые изыщет на новую организацию. Ясно пока одно — в этом году будет принято порядка ста человек. Из двухсот восьмидесяти, которые были. Получается, только третья часть".

 

Сколько "лесных пожарных" останется после реструктуризации?

 

Тайга осталась без защиты

 

Этими силами и будут бороться с огненной стихией на миллионах гектарах бурятской тайги.

 

Не будем утверждать, что это вредительство. Скажем, что это выглядит, на наш взгляд, наивно. Вряд ли человек, уволенный из авиаохраны, не будет искать другое рабочее место. Не станет же он сидеть и каждый год ждать, когда ГУ начнет заключать сезонные договоры. Поэтому надежды, что парашютистов и десантников можно будет легко найти, рискуют катастрофически не оправдаться.

 

Надежда на то, что при необходимости будущее республиканское ГУ "Авиалесоохрана" сможет нанять по кратковременным трудовым договорам профессионалов-парашютистов или десантников для борьбы с огненной стихией в тайге, вызывает огромные сомнения.

 

Специалисты ликвидированной Забайкальской авиабазы, с которыми корреспондент газеты "Номер один" встретился за несколько дней до окончательной ликвидации этого предприятия, однозначно заявили: не смогут.

 

А какова же ситуация с теми счастливчиками, что получат в новосоздаваемом ГУ "Авиаохрана" постоянную работу? Смогут ли они прикрыть лесные просторы республики?

 

"В Забайкальской авиабазе есть 108 парашютистов. Говорят, будто бы в структуры Улан-Удэнского лесхоза возьмут всего 3 Говорят, что якобы потом примут, когда будут расширяться, во втором полугодии", — говорят работники.

 

Понятие "около ста человек", о котором упомянул Анатолий Нетронин, очень расплывчато. Можно не сомневаться, что эти парашютисты и десантники будут бороться со стихией из последних сил. Поступить иначе им не позволит совесть, а также профессиональная честь. Но одна команда не может работать в трех местах одновременно.

 

Тренировочный сезон сорван

 

В целом, насколько им известно, авиаохраной лесов будут заниматься 72 человека (36 парашютистов, остальные — десантники). Это то же самое, что тушить многоэтажный пылающий дом ведрами.

 

"Зимой, когда люди выходили из отпусков, мы начинали подготовку: техучеба, сдача технических нормативов, теоретическая база, тренировочные прыжки, медкомиссия, ставили прививки против клещевого энцефалита и т.д.

 

Через месяц начнется пожароопасный сезон. Между тем нормальная подготовительная работа к нему сорвана.

 

Работники авиабазы не знают, что их ждет впереди. Но что ждет тайгу — они догадываются.

 

На сегодняшний день у нас нет договоров с авиацией. На чем тренировать людей? Судя по всему, процесс начнется не раньше лета. А летом тренировать уже нет смысла. Без тренировки бросать человека в огонь запрещено. Получается, когда в апреле начнется пожароопасный сезон, пожары тушить будут только лесники. А в труднодоступных местностях бороться с огнем никто не будет", — предупреждают "таежные пожарные".

 

Этих сил будет явно недостаточно, чтобы охватить всю республику.

 

"По той информации, которой мы располагаем, на каждой парашютной точке будет по шесть парашютистов, т.е. на всю республику получается, как уже отмечалось, тридцать шесть парашютистов. Парашютные точки есть в Улан-Удэ, Баргузине, Багдарине, Сосновке, Хоринске и Бичуре. Все остальные — десантники.

 

В последние годы этот принцип практически не соблюдается. Парашютистов бросают на крупные пожары, обнаружение идет несвоевременно. Людей и так не хватало.

 

Бичурское отделение, например, обслуживает сразу несколько районов. Допустим, возник пожар где-то в районе Гусинки. Патрульный самолет бросил туда людей. А если в это же время возникает пожар в Бичуре, то где взять людей? Они заняты. А ведь пожар не будет стоять на месте: Наша служба создавалась, для того чтобы оперативно тушить возгорания, не давая им перерасти в большие пожары. Парашютисты — это первая атака. Прыгнули, локализовали, потушили, а если развивается большой пожар, то задержали до подхода основных сил, не дали распространиться дальше. Если там этих людей нет, то все сгорит", — свидетельствуют работники Забайкальской авиабазы.

 

Что было, как стало

 

"А теперь шесть человек на ста гектарах тем более сделать ничего не смогут", — говорят специалисты.

 

В 1987 году с применением авиации было ликвидировано 88 процентов всех возникших пожаров. При этом процент обнаружения подходил к ста. Потом процент выявляемости стал падать.

 

Службу авиаохраны лесов на самом деле надо бы, наоборот, усиливать. Но пока ни парашютисты, ни десантники не видят прорыва.

 

"В прошлом году в тайге произошло около тысячи пожаров. Из них авиабазой было обнаружено примерно 130 (из которых более 90 авиабаза потушила). Если мы летаем, то обнаруживаем и тушим. Но мы не летаем. Службу можно реструктурировать, сделать оптимизацию. Но у нас делают минимизацию. Как сделать, чтобы денег меньше тратить? Давайте людей сокращать! Это же бардак!" — говорят работники упраздненной Забайкальской авиабазы.

 

Было время, у Забайкальской базы имелось до тридцати летательных аппаратов. В 2006 году работало шесть своих и несколько привлеченных со стороны. Для найма летательных аппаратов в прошлом году было выделено семь миллионов рублей. Эти деньги экономили, пытались растянуть на весь пожароопасный сезон.

 

В 2008 году лесхозы будут реорганизованы в лесничества. А охраной таежных угодий станут заниматься специализированные предприятия. Кроме этого авиаохрана начнет помогать в тушении жилых домов, зданий, сооружений, чем раньше не занималась. Кто конкретно станет тушить пожар в лесу, определят на конкурсе. Предприятия-участники будут выставлять на конкурс свои летательные аппараты, а также свои команды специалистов.

 

За охрану леса будут биться на конкурсе

 

В этом году республиканское Агентство лесного хозяйства также намерено провести конкурс. Будут наниматься летательные аппараты. О том, чтобы нанимать команды десантников и парашютистов, речи не идет.

 

Создаваемое республиканское ГУ "Авиалесоохрана" в будущем году будет одним из участников конкурса. Если ГУ окажется таким, как говорят работники, то это будет весьма слабая структура. Сможет ли она выигрывать конкурсы?

 

Подход правительства Бурятии к проблеме лесных пожаров пока не внушает оптимизма. Экономия на финансировании авиаохраны в конце концов выльется в миллиардные убытки от таежных пожаров.

 

В 2007 году авиаохраной займутся специалисты, перешедшие на работу в лесхоз. Правда, учитывая срыв подготовительного тренировочного периода, этого может и не произойти.

 


 

Завтра на вологодчину прибудет министр рф по делам гражданской обороны сергей шойгу. В уфе состоится форум "безопасность-2007". Группировка огнеборцев. Мчс россии будет исследовать загадочную крепость пор-бажин. Областная комиссия проверит волжский на пожаропрочность.

 

Главная страница  Новости 

0.023