Главная страница  Новости 

 

Василий лахтюк: меня пытаются убрать любым способом. ПЕРМИНОВА: Сотрудники МЧС протестуют против незаконных автопарковок, из-за которых пожарные автомобили не могут проехать к местам чрезвычайных ситуаций. Пикет санкционирован властями.

 

Во Владивостоке у крупного офисного здания, где во время пожара 16 января погибли девять человек, проходит пикет пожарных. С подробностями из Владивостока корреспондент РИА «Новости» Вероника Перминова.

 

Также на месте акции находятся эвакуаторы городской службы спасения, которые будут вывозить незаконно припаркованные автомобили.

 

Об этом сообщила руководитель пресс-службы главного управления МЧС по Приморскому краю Жанна Безкаравайная. Пожарные автомобили перекрыли подъезды к зданию, на месте пикета находятся сотрудники УВД и ГИБДД, охраняющие общественный порядок. "Инцидентов с автовладельцами, которые не смогли припарковаться, не было", - отметила Безкаравайная.

 

Рейд, проведенный инспекторами госпожнадзора на минувшей неделе, показал, что до сих пор из-за незаконных автопарковок затруднен проезд пожарной техники к крупным офисным зданиям Владивостока, попавшим в "черный список МЧС".

 

16 января 2006 года в результате пожара в крупном офисном центре Владивостока девять человек погибли, 17 были госпитализированы. Тушение пожара было осложнено тем, что спецавтомобили не могли подъехать близко к горевшему зданию из-за припаркованных автомобилей.

 

— Как вы попали в больницу и как вы себя сейчас чувствуете?

 

Военной прокуратурой Приволжско-Уральского округа 13 октября было возбуждено уголовное дело в отношении начальника управления МЧС по Свердловской области Василия Лахтюка. Его обвиняют в получении взятки в особо крупном размере (ст. 290, ч. 4 УК РФ). Сам генерал сейчас находится в больнице с сердечным приступом. Как заявил корреспонденту „Ъ“ РУСЛАНУ САКАЕВУ глава регионального управления МЧС ВАСИЛИЙ ЛАХТЮК, дело, возбужденное против него, носит заказной характер и подталкивает его к тому, чтобы он оставил свою должность.

 

— В чем суть претензий, которые вам предъявляет военная прокуратура?

 

— В областную больницу я попал в прошлый понедельник, 9 октября. Сердце «сдавило» после некоторых событий, касающихся меня, моих подчиненных и семьи. Во вторник перенес небольшую операцию. Сейчас чувствую себя лучше, правда, давление пока не отпускает.

 

— Вы считаете, что на Игоря Рассохина оказывалось давление?

 

— По сути, военная прокуратура никакой статьи мне не предъявила. Ко мне приходили следователи, ознакомили меня с уголовным делом, которое возбуждено против меня. В нем указано, что я брал взятки. Но каково было мое удивление, когда я обнаружил среди свидетелей одного из своих заместителей. Им оказался начальник отдела материального обеспечения управления ГО и ЧС Игорь Рассохин, который, как вы помните, пропал еще во вторник 3 октября, после того как ушел на допрос в прокуратуру („Ъ“ писал об этом 9 октября 2006 года). Я знал, что против меня готовился поклеп, но не думал, что это все может так обернуться. Я пока не могу сказать, кто именно стоит за этим делом, хотя имею такую информацию. Могу сказать только то, что кое-кто хочет сделать за счет МЧС бизнес в распределении пожарной техники, а потому ему нужен свой человек на посту главы регионального управления. Меня просто пытаются убрать любым способом.

 

— А что лежит в основе уголовного дела?

 

— Предполагаю, что да! И даже знаю, что после допроса Рассохина, в военную прокуратуру вызывали и других моих заместителей, например, Сергея Кучерова, руководителя пресс-службы Александра Сороколетовских. И на всех них оказывали давление, просили писать донос на генерала Лахтюка, а те в свою очередь ничего не понимали, и напрямую отказывались, мол, фактов никаких не было. А вот Рассохина заставили.

 

— Какие ваши дальнейшие действия?

 

— Все началось с того, что в области есть программа, финансируемая из областного бюджета, рассчитанная на обеспечение противопожарным оборудованием помещения социальных сфер области. Эту программу поручили управлению ГО и ЧС. На эти цели из бюджета Свердловской области были выделены 7 млн руб. Со своей стороны, МЧС должно было найти фирмы, которые бы занимались установкой противопожарного оборудования в школах, больницах, детских садах. Курировать эту программу я поручил своему заместителю Игорю Рассохину — он лучше всех знал, что такое пожарная техника, так как сам с нее начинал работать. В декабре 2005 года Игорь Рассохин заключил договор с ООО «Свердловское специальное предприятие фонда пожарной безопасности», руководителями которого являются бывшие сотрудники МЧС Ошев и Желебовский. Их офис находится на площадях управления МЧС, на улице Луначарского, 11 На тот момент я собирался разместить на месте этого предприятия лабораторию радиационной защиты. Предпринимателям дал время до нового года, чтобы освободить помещения. Вот именно этим фактом, как я считаю, и воспользовались именно те люди, которым я неугоден. Видимо под давлением, что их бизнес не будет существовать, Ошев и Желебовский написали кляузу на моего заместителя о том, что дали чиновнику взятку в размере 700 тыс. руб., чтобы тендер на производство работ выиграло именно их предприятие. После этого, на допрос вызвали Рассохина, которому предъявили обвинение в получении взятки и заявление Ошева и Желебовского. Рассохина держали в прокуратуре два дня. За это время, моему заместителю также предложили написать на меня донос, но тот отказался. В результате, из-за давления, как я предполагаю, следователей Рассохин признался, что взял деньги у бизнесменов, но – чтобы потом передать мне. Так и написал в чистосердечном признании.

 


 

Пожар на черкизовском рынке в москве ликвидирован. Требования к торговле пиротехническими изделиями. Спасатели устроят обмен опытом. Слушание дела о пожаре во владивостокском филиале «сбербанка» продолжится завтра. «сименс» предлагает решения. для мчс нижегородской области версия для печати.

 

Главная страница  Новости 

0.0157